19.01.2016 в 13:48
Пишет Ауренга:

Рондарев злой и умный.
*я его вчуже слегка побаиваюсь: он живой музыковед, а я мёртвый. Когда-то предполагалось, что я однажды буду знать и понимать столько же - но я не, и уже никогда. Мне и не надо, у меня другие цели, но задача-то всё равно была и осталась невыполненной. Чувство, гм, своеобразное*
Это я перепощу, чтоб было.

"...искусство – это, конечно, ни разу не про самовыражение, недаром сильнее всего самовыражаются (и гордятся этим) всегда графоманы.
Потому что искусство – оно, на самом деле, способ быть (или хотя бы казаться) не тем, что ты есть; искусство это способ трансцендирования собственного (весьма, как правило, банального) «я». Искусство, в основе своей, - это именно искусство «не быть собой», способ эскапизма от дышащей всегда, в жизни любого человека за углом нормативности, от банальности собственной личности, которая всегда, во всех случаях есть проекция социальных нормативностей, и притом – самых общих, самых идеологизированных из них.
Поэтому, когда человек говорит «Мне уже ничего никому доказывать не нужно», - можете быть уверенным, что как творческая единица этот человек кончился".

(с)пост

Из комментов:
спрашивают: А в чем у [неважнокого] проявляется это вот, что он нашел себя? Это в принципе определяется по рецензиям критиков или можно найти непосредственно в творчестве? И почему при этом невозможно писать хорошей [неважночего]?
отвечают: В первую очередь это проявляется в том, что человек начинает писать только комфортные для себя вещи. Человека начинает съедать его собственная система приоритетов, он начинает писать "про главное"; а "главное" для человека обычно это то, что ему комфортнее всего.
спрашивают: Но почему, если [кто-то] находит то, в чем он себя чувствует комфортно, его произведения автоматически теряют ценность?
отвечают: комфортно - значит, плохо. no exceptions


***
...это, конечно, сказано про Очень Больших. Но поскольку сказано Очень Крупно, то справедливо и для очень маленьких (такой вот парадокс).
Это и к тому, почему так популярны фантастика и магреализм.
И к тому, почему текст, написанный с мучительным превозмоганием, оказывается лучше текста, который писался легко и естественно.
И почему продолжение так часто хуже начала.
И ещё много к чему.

Только надо заметить, что иногда, кончившись как творческая единица, человек начинается как довольный и счастливый.
Иногда.


URL записи